navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

Инициатива наказуема, или почему я перестал проводить конференции

Наблюдая за мучениями одной коллеги, вспомнил текст, который я написал ровно четыре года тому назад. Просмотрел его - и понял, что в нем не надо менять ни единого слова. Разве что РГНФ нынче уже нет, он объединен с РФФИ, что ситуацию никак не улучшило. Поэтому публикую свой текст в том же виде, в котором он некогда был написан.

Одна из вещей, которые меня в наибольшей степени возмущают в сегодняшней российской политике в сфере высшего образования - это полная противоположность декларируемых целей и реальных действий. На всех уровнях говорится о том, что эффективность труда преподавателей должна повышаться, нужно развивать научную деятельность, проводить больше научных мероприятий и так далее. В реальности делается все для того, чтобы осложнить преподавателю как учебную, так и научную работу, в первую очередь за счет создания множества бюрократических препон.

В идеале в вузе, да и в любой научной организации, административно-управленческий аппарат существует для того, чтобы помогать профильным работникам осуществлять свою деятельность и добиваться поставленных целей. В реальности все происходит с точностью до наоборот. Чтобы показать это на конкретном примере, рассмотрим организацию и проведение научных конференций.

Что такое научная конференция? Это место, где ученый может представить результаты своего труда и послушать своих коллег. И на других посмотреть, и себя, что называется, показать. Именно на конференциях устанавливаются полезные контакты, происходит обмен мнениями по важным вопросам, зарождаются совместные проекты, проходят апробацию (то бишь обсуждение в профессиональном кругу) исследовательские работы. Конференции - имеются в виду, конечно, научные конференции, а не парадно-банкетные - являются одним из тех инструментов, с помощью которых отдельные ученые объединяются в научное сообщество. Это способствует как успешному профессиональному развитию их участников, так и прогрессу науки в целом.

Крупные конференции, проводимые на базе вуза, автоматически повышают авторитет этого вуза в профессиональной среде, поскольку он становится не просто одним из звеньев системы, а своеобразным центром, площадкой, где собирается научное сообщество. Именно поэтому вузы заинтересованы в проведении у себя научных конференций. Эта заинтересованность декларируется на всех уровнях. Проблема заключается в том, что в реальности сотрудник вуза, выступивший с инициативой проведения конференции, добровольно взваливает на себя огромную задачу, решение которой ему не только не облегчают, но и всячески стараются осложнить.

Я сам проводил конференции разного уровня на протяжении многих лет. Последняя - международного масштаба - прошла в 2010 году. С тех пор я ни разу не брался за организацию подобных мероприятий и, наверное, в обозримом будущем не возьмусь. И дело не в том, что я избегаю напряженной работы или не хочу делать что-либо на благо коллег; на протяжении длительного времени организация конференций, общение с десятками молодых ученых из разных регионов России и зарубежных стран доставляли мне немало удовольствия. Просто в нынешних условиях одного желания работать мало, нужна изрядная доля мазохизма, а он у меня отсутствует начисто.

Как выглядит процесс организации конференции на сегодняшний день?

Сотрудник некого среднестатистического российского университета - допустим, он носит звучную фамилию Иванов - однажды утром просыпается с гениальной идеей провести конференцию, допустим, по проблемам истории США. Лучше бы ему, конечно, в этот день не проснуться вообще, но он еще об этом не знает и гордо несет свою идею к руководству факультета. Руководство факультета кричит "ура" и бросает в воздух чепчики. Поскольку первый кнут - всегда доносчику, ответственным секретарем назначают Иванова. С этого момента для него начинается хождение по мукам.

В первую очередь ему необходимо обеспечить финансирование мероприятия. Сейчас все реже встречается ситуация, когда деньги на конференцию выдаются "по заявке" из бюджета вуза. Как правило, нужно участвовать в конкурсе грантов - иногда внутреннем, иногда сторонней организации вроде РГНФ. Всю конкурсную документацию Иванов заполняет самостоятельно. По идее, на его факультете есть научный отдел, но главной ударной силой там является девочка-секретарь, которая по указу свыше и без того завалена бумажной работой и в лучшем случае поможет с отправкой документов. Потратив пару вечеров на кропотливое заполнение многостраничной заявки и пару рабочих дней на сбор необходимых подписей, Иванов начинает терпеливо ждать результата.

Ждать приходится, разумеется, долго. Хорошее дело быстро не делается, полагают все конкурсные структуры. Тот же РГНФ, например, по запланированным на следующий год мероприятиям принимает заявки в сентябре, а решение озвучит только в марте. Деньги будут отправлены в конце весны или даже летом. Хорошо еще, если они успеют прийти до мероприятия. На практике сплошь и рядом складывается ситуация, когда оргкомитет объявляет о проведении конференции - ведь это надо делать заблаговременно, иногда за год - еще не имея никакого представления о том, будет ли выделено финансирование и если нет, то на какие шиши проводить мероприятие. Спокойной и плодотворной работе такая ситуация, естественно, не способствует.

Но допустим, что деньги своевременно выделены. Иванов тем временем по горло в делах - он рассылает информационные письма, поддерживает переписку с участниками, оценивает присланные заявки, составляет программу... Работы много, помогать никто не спешит, но она относительно творческая и не слишком нервная. Самое интересное начинается, когда деньги все-таки приходят.

Лет десять назад оргкомитет мог практически самостоятельно распоряжаться имеющимися средствами. Разумеется, тратились титанические усилия на то, чтобы заставить бухгалтерию работать, а также найти подрядчиков, которые обеспечат печать материалов конференции и т.п. сторонние услуги. Однако в качестве компенсации часть денег можно было пустить на оплату труда работников оргкомитета, чем последние активно и пользовались. Разумеется, здесь имелась почва для злоупотреблений, однако в большинстве случаев организаторы все-таки не борзели и не шли на откровенное снижение качества конференции ради лишнего рубля. Волки оставались более-менее сыты, а овцы более-менее целы.

С вступлением в силу печально знаменитого 94-ФЗ ситуация изменилась кардинально. Теперь потратить деньги можно только и исключительно на услуги сторонних организаций. Кроме того, предусмотрены конкурсные процедуры. На голову организаторам свалилось составление конкурсной документации и общение с подрядчиком. Зачастую довольно болезненное, поскольку сплошь и рядом тендер выигрывает откровенно демпингующая фирма, которая не имеет ни опыта, ни возможностей качественно что-либо сделать.

А что же административные структуры? Может, они активно помогают Иванову? Нет, их главная задача - тщательно следить, чтобы Иванов не натворил каких-нибудь глупостей. Поэтому Иванов будет снова бегать, и собирать подписи, и править запятые, и снова собирать подписи. В бухгалтерии на него будут недовольно коситься - вот выискался юный пионер, сам спокойно не сидит и другим не дает! В юридическом отделе будут с презрительной ухмылкой разъяснять ему его неосведомленность в закорючках. В отделе закупок - требовать каких-нибудь данных, которых у него нет и быть не может.

Может, эта беготня будет вознаграждена материально? Фиг там. Сказано же - деньги идет только на оплату услуг сторонних организаций. Беготня Иванова даст заработать не ему, а директору фирмы, которая выиграла тендер. По мнению государства, директору фирмы деньги нужнее и он представляет больше ценности для общества, чем какой-то организатор научной конференции - личность подозрительная и склонная к коррупции.

Конечно, у Иванова есть не вполне законная лазейка - тот самый откат. Однако в условиях, когда Иванов практически не может повлиять на исход конкурса, лазейка эта носит чисто теоретический характер. К тому же очень часто деньги, выделяемые на конференцию, весьма невелики. В прежних условиях их хватило бы и "волкам", и "овцам"; в нынешних компании, привыкшие наваривать на госзаказах солидную прибыль, кривят носы от "малого профита". Проблемой порой становится найти фирму, которая в принципе согласится участвовать в тендере - какие уж тут откаты...

Разумеется, начальство может выплатить Иванову премию. Однако тут есть элемент самообмана: премиальный фонд имеет четкие границы, и то, что Иванов получит за организацию конференции, он потом не получит за что-то другое. Ну, или его коллеги не получат. "Мы делили апельсин, много наших полегло" (с).

Естественно, передать сторонней фирме всю деятельность по организации конференции оргкомитет не может. Вся "содержательная часть" - оценка заявок, составление программы и т.п. работа, имя которой легион - выполняется Ивановым. Опять же, в этом ему мало кто помогает. Университетские службы занимают позицию стороннего наблюдателя и действуют по принципу "вас много, мы одни". Хотя на деле роль одиночки играет как раз Иванов...

Но вот, наконец, конференция проведена, издан даже сборник материалов. Иванов в состоянии "краше из гроба вынимают" с вымученной улыбкой принимает благодарности коллег. Он практически полностью лишился нервной системы, исправляя на лету косяки фирмы-подрядчика (зачем делать работу хорошо - все равно ведь заплатят) и факультетских служб (как почему техника в актовом зале не работает? А почему Вы не написали три служебки с пятью подписями на каждой? И вообще, у нас техник болеет).

Но все это позади, и теперь... кто сказал, Иванов может пойти и выспаться? А университетские службы? Вы что, про них забыли уже? А они тут! Иванов ведь провел, понимаешь, мероприятие, усладил свой слух докладами, ему даже почти не мешали, хотя он всех уже достал со своей конференцией - а теперь пусть отчитается!

И шлют Иванову бесконечные однотипные бумаги, в которых он должен дать подробные признательные показания о том, как, когда и зачем он пошел на дело, кто были соучастники, каких результатов удалось добиться и какой инновационный потенциал образовался в результате мероприятия... Творческий потенциал бюрократического аппарата в сфере выдумывания идиотских формулировок поистине безграничен. Поток этих бумаг нескончаем - мне, например, приходили запросы по поводу конференций, проведенных 3-5 лет назад.

Ну как, красивая картина? А ведь бывает и хуже. Бывает, что деньги приходят с опозданием, и Иванов, как раненая птица, бьется в попытках спасти конференцию, которую не на что проводить. А отменить нельзя - деньги выделены, уже идут, и за них придется отчитаться. Бывает, что фирма, выигравшая конкурс, кидает по срокам и качеству работ - открытие конференции завтра утром, а привезенные полчаса назад программки напечатаны с серьезным браком, и надо за ночь распечатать новую версию на домашнем принтере. Много что бывает, короче говоря. И во всех этих "бывает" Иванов остается одиноким воином, который всем должен: руководству, участникам конференции, административным службам, грантодателю, фирме-подрядчику...

А еще бывает, что полумертвого Иванова, поклявшегося в полночь под чертовым дубом никогда и ни при каких условиях не устраивать конференций, вызывает к себе начальство и, ласково улыбаясь, говорит:

- Замечательная получилась конференция! Все в восторге! Давайте сделаем ее ежегодной...

Плейшнер стоял возле окна в парадном - большого, немытого.

"А на столе осталась рукопись. Я оборвал ее на половине страницы, а мне так хорошо писалось. Если бы я не поехал сюда, я бы сидел и писал в Берлине, а потом, когда все это кончилось, я бы собрал все написанное в книгу. А сейчас? Никто даже не поймет моего почерка".

Он выпрыгнул из окна - ногами вперед. (с)

Tags: высшее образование
Subscribe

  • Колбасник и колбаса, или пару слов о переводах

    Все, наверное, слышали байку о человеке, который работает на колбасном заводе и поэтому уже много лет не ест колбасу. У нее есть масса вариантов с…

  • Поехали!

    На этой неделе должна выйти из типографии моя книга "Россия глазами Бисмарка". Событие, которого я жду с некоторым внутренним трепетом. Почему? Ведь…

  • Обратный отсчет

    Ну что же, совсем уже скоро можно будет взять в руки и полистать...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments

  • Колбасник и колбаса, или пару слов о переводах

    Все, наверное, слышали байку о человеке, который работает на колбасном заводе и поэтому уже много лет не ест колбасу. У нее есть масса вариантов с…

  • Поехали!

    На этой неделе должна выйти из типографии моя книга "Россия глазами Бисмарка". Событие, которого я жду с некоторым внутренним трепетом. Почему? Ведь…

  • Обратный отсчет

    Ну что же, совсем уже скоро можно будет взять в руки и полистать...