navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Франко-германская война как игра в поддавки

Среди любителей военной истории существует легенда о непобедимой и легендарной германской армии, которая еще в позапрошлом веке одной левой выносила любого противника. Именно таковы стандартные описания Франко-германской войны: чудовищно эффективная немецкая военная машина не оставила французам ни малейшего шанса, как они ни старались. Инициативные и умные офицеры, свободные от предрассудков, грамотные и думающие солдаты, а во главе - гениальный Большой генеральный штаб, безупречно спланировавший и организовавший все от начала до конца.

И только погрузившись по уши в изучение этой самой войны, я понял, насколько эта картинка далека от действительности.

Более того, в какой-то момент я перестал понимать, почему немцы вообще победили.

Начнем с того, что практически все командиры высшего звена с трудом переносили друг друга. У Мольтке были плохие отношения с командующими двух из трех имевшихся на начало войны армий. С командиром третьей армии отношения были приличные, но вот с его начальником штаба - весьма напряженные. Друг с другом трое командующих предпочитали тоже не общаться.

Инициатива командиров? Да, безусловно, это здорово. Когда она не перерастает в самодеятельность, а такое случалось сплошь и рядом. У нас принято восхищаться самостоятельностью решений немецких офицеров, поэтому я поначалу удивился, читая одного из крупнейших немецких военных историков рубежа XIX-XX вв. майора Шерффа, который крыл эту самостоятельность последними словами. Потому что если на поле боя каждый тактический командир сам решает, где и как ему атаковать, во что превращается план операции? Правильно, в бумажку для туалета, а само сражение - в форменный бардак.

С упорством, достойным лучшего применения, немецкие офицеры перечеркивали замыслы командования, вступали в бой в заведомо невыгодных условиях, по частям. Дескать, мы люди простые, видим (слышим) врага - атакуем. Сосредоточение сил? Подготовка атаки? Не, не слышали. Единственный плюс такого образа действий заключался в том, что обалдевшие французы никогда не могли понять, каковы силы немцев, и в большинстве случаев серьезно переоценивали мощь своего противника. Ну не приходило им в голову, что можно одной бригадой атаковать занимающий сильные позиции армейский корпус, совершенно не беспокоясь о том, когда прибудут возможные подкрепления и что случится после того, как твоих солдат просто перестреляют.

Про германскую тактическую разведку вообще можно слагать гимны - как можно, находясь в паре километров позиции от противника и готовясь атаковать ее, за полных 24 часа даже не удосужиться определить протяженность этой позиции? Три полные кавалерийские дивизии за день не сделали того, что мог бы сделать один верховой офицер. Действия немецкой кавалерии, впрочем, вообще отдельный разговор, нареканий на нее у всех было даже больше, чем на снабженцев. Порой складывается ощущение, что воевать немецкие кавалеристы в принципе категорически не хотели и начинали шевелиться только после прямого приказа, да и то не всегда.

Раз уж зашла речь о снабженцах - система снабжения начала давать сбои еще во время развертывания и в дальнейшем весь август находилась в состоянии хронического коллапса. Генерал-интендант Штош после войны признавал, что бросок на Седан удался только потому, что армия двигалась по богатой территории, где продукты имелись в изобилии (пришло время урожая).

О грамотных солдатах. У нас любят цитировать крылатую фразу о том, что войну 1866 г. выиграл школьный учитель, приписывая ее то Марксу, то Бисмарку. При этом подразумевается, что школьный учитель сделал солдат грамотными и думающими. На самом деле, имелось в виду, что он вбил в них основы дисциплины, послушания и субординации. Отношение к солдатам в прусской армии было по-прежнему как к "живым автоматам", думать от них не требовалось, от них требовалось подчиняться. На поле боя подразделения, потерявшие всех офицеров, часто становились небоеспособными - без приказов солдаты просто не знали, что им делать, и начинали беспорядочно отступать.

А потерять офицеров было немудрено. Командиры пехотных подразделений вели своих солдат в атаку, сидя верхом на лошади. Спешиваться - значит, уронить свое достоинство. Так и ехали они - шагом на скорострельные винтовки французов. Печальные последствия наступали очень быстро. Уже в ходе войны король специальным приказом потребовал от офицеров спешиваться. О том, чтобы залечь под огнем и использовать укрытия, и речи быть не могло.

Этот список можно продолжать и продолжать. Но стоит посмотреть на другую сторону - и понимаешь, что немцы не могли не выиграть, учитывая, как им повезло с противником. Французы не только сильно уступали им численно. Над императорской армией Дамокловым мечом висела угроза революции. Наполеон III фактически не мог позволить себе ни серьезного поражения, ни отступления. Притом у французов не было никаких внятных идей по поводу того, как им воевать, поэтому стратегическую инициативу они не то что утратили с самого начала - они и не пытались ее заиметь. В итоге в начале войны они просто растянули свои корпуса вдоль границы и стали с интересом ждать, что сделают немцы. В принципе, при таких условиях можно было не мучить ни себя, ни противника и сразу сдаться.

Франко-германская война отлично показывает, что побеждает не тот, кто примет больше гениальных решений. Побеждает тот, кто умудрится наделать меньше глупостей и у кого армия более устойчива к этим глупостям.
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 85 comments