navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

Как писать историю Первой мировой

Этот текст - моя рецензия на капитальный труд немецкого историка Йорга Леонхарда, вышедший к 100-летию начала Первой мировой войны. Рецензия была опубликована год назад в "Новой и новейшей истории". Здесь я привожу ее с некоторыми сокращениями. Книжка, на самом деле, очень интересная благодаря не только своему содержанию, но и подаче материала. Одно время шел разговор о ее переводе на русский язык, но денег, как это часто бывает, не нашлось.

И да, заглавием данной записи я говорю не о том, что историю надо писать только так, а о том, что так тоже можно.

Итак, Йорг Леонхард. "Ящик Пандоры. История Первой мировой войны"

Автор этого капитального труда (объемом более тысячи страниц) ставит перед собой цель не только раскрыть историю сложного и многогранного явления во всей ее полноте, но и постараться дать ответ на вопросы, по сегодняшний день остающиеся предметом оживленной дискуссии. К числу последних, в частности, относятся причины войны, возможность избежать глобального конфликта, а также целый ряд сюжетов, связанных с итогами и последствиями Первой мировой.

Рассказывая о таком достаточно протяженном во времени событии, каким была Первая мировая война, можно построить свое повествование двумя способами. Первый – хронологический, когда о событиях рассказывается в соответствии с их временной последовательностью. Второй – проблемный, когда автор последовательно обращается к различным граням истории, начиная с боевых действий и кончая влиянием войны на культуру стран-участниц. Именно такая структура была, к слову сказать, положена в основу фундаментального труда отечественных исследователей «Мировые войны ХХ века». Каждый из этих вариантов имеет свои очевидные преимущества – и не менее очевидные недостатки.

Леонхард постарался найти оптимальное сочетание обоих подходов. Его монография состоит из разделов, каждый из которых посвящен определенному году войны. Внутри разделов материал структурирован по тематическому принципу. К примеру, в разделе, охватывающем период лета и осени 1914 года, читатель обнаружит главы, посвященные Июльскому кризису, реакции европейской общественности на начало войны, техническому оснащению армий, опыту мобилизации, боевым действиям на различных фронтах, переводу экономики на военные рельсы, внутренней политике, реакции интеллектуальных кругов на начало войны и итогам первых пяти месяцев конфликта.

Легко заметить, что многие из этих тем с трудом можно втиснуть в жесткую хронологическую схему; различные процессы имели свою собственную динамику, не всегда совпадавшую с динамикой боевых действий и тем более с годовыми циклами. Это заставляет автора во многих главах выходить за пределы хронологических рамок раздела в интересах связности повествования. Внимательный читатель может в результате обнаружить повторы одних и тех же сюжетов - впрочем, это не особенно бросается в глаза.

Как уже было показано выше, Леонхард охватывает в своем произведении широкий круг вопросов. Первая мировая война являлась комплексным, многогранным явлением. Раскрыть одинаково глубоко все его составляющие – само по себе достаточно сложная задача. Но настоящее мастерство необходимо для того, чтобы не потерять при этом из виду весь процесс в целом, не дать системе распасться на отдельные элементы. Нужно признать, что автор хорошо справляется с этой задачей: перед читателем предстает многогранное и в то же время цельное явление, все стороны которого связаны друг с другом в единую систему, где каждый элемент влияет на другие и сам находится под их влиянием. Леонхард показывает, как события на фронте отражались на экономике и внутренней политике, а процессы в социальной и культурной сферах, в свою очередь, оказывали влияние на боевые действия. К примеру, рассказывая о Дарданелльской операции, он оценивает ее не только как важный эпизод боевых действий, но и как ключевое событие в процессе становления австралийской идентичности. То, что все аспекты вооруженного конфликта показаны как части единого целого – несомненно, сильная сторона рассматриваемой монографии.

При этом нужно отметить, что такой важнейший аспект, как собственно боевые действия, отнюдь не выдвигается автором на первый план. Им посвящено в общей сложности менее 20 процентов объема книги. В этом плане Леонхард полностью отражает современные тенденции в рамках исторической науки. Несмотря на то, что изучение боевых действий не утратило своей актуальности (вспомним, хотя бы, недавний «спор историков» по поводу «плана Шлиффена»), на первый план в последние десятилетия выдвинулись иные аспекты. В новейшей «Энциклопедии Первой мировой войны» в списке перспективных направлений исследования фигурируют, в частности, дипломатия, колониализм, большевизм, национализм, отражение войны в литературе, опыт плена и история культуры. В той или иной степени эти – и многие другие - сюжеты отражены в работе Леонхарда.

Там, где речь идет о боевых действиях, автор рисует картину крупными мазками, останавливаясь на событиях, наиболее важных с точки зрения последствий и влияния на ход войны. Так, глава о событиях на фронтах в 1914 году начинается не с немецкого наступления на Западном фронте, как это принято в большинстве работ, а с прорыва эскадры Сушона в Константинополь, которому Леонхард уделяет пристальное внимание. Специалисты в области военной истории могли бы поспорить с автором по отдельным частным вопросам, однако неточности в деталях неизбежны, когда речь идет о столь масштабном полотне, как комплексная история Первой мировой войны.
Фокусируя свое внимание на той или иной стороне действительности – будь то мобилизация экономики, настроения в обществе или военная пропаганда – Леонхард стремится использовать материалы, относящиеся к различным странам. Это позволяет обнаружить как общее, присущее всем воюющим сторонам, так и индивидуальное. Автор стремится соблюсти определенный баланс между странами, однако это удается ему далеко не всегда: на первом плане явно находятся Германская империя, Франция и Великобритания, в несколько меньшей степени Австро-Венгрия. Таким державам, как Россия и Османская империя, уделяется ощутимо меньше внимания.

К примеру, в главе, посвященной изменению роли женщин в обществах воюющих стран, России отведено лишь несколько строк, посвященных «женским батальонам смерти». Сам автор, говоря об общем состоянии исторической науки в Западной Европе и США, с сожалением признает, что «до сегодняшнего дня сохраняется односторонняя фокусировка на Западном фронте». Разумеется, полностью исправить этот дисбаланс Леонхард не может по вполне объективным причинам – не владея русским языком, он не в состоянии использовать работы российских историков и оригинальные источники, а опубликованные на европейских языках материалы далеко не всегда дают полную картину участия России в Первой мировой войне. На наш взгляд, эта ситуация должна стать стимулом для российских историков более широко представлять результаты своих исследований, в том числе, и в англоязычном пространстве.

Еще одна характерная особенность – и важное преимущество - книги Леонхарда заключается в том, что на ее страницах часто звучат голоса свидетелей тех эпохальных событий. Автор часто показывает читателю прошлое с двух точек зрения – с позиции историка, человека нашего времени, и глазами современника, принимавшего непосредственное участие в происходившем. Пространные цитаты – отнюдь не редкость на страницах «Ящика Пандоры»; к сожалению, вновь приходится отметить, что слово обычно предоставляется представителям крупных держав Западной Европы. Показывая события и процессы с различных, отдаленных друг от друга по времени точек зрения, автор уделяет пристальное внимание мифам как военной, так и послевоенной эпохи, особенностям отражения военной действительности в исторической памяти. К примеру, он подробно разбирает миф об «августовском переживании» - якобы единодушном всплеске энтузиазма в обществе европейских стран после объявления войны, его причины появления на свет и функцию, которую он выполнял.

Обращаясь к дискуссионным проблемам истории Первой мировой войны, необходимо отметить, что Леонхард достаточно осторожно трактует спорные вопросы, однако в то же время не обходит их стороной. Говоря о причинах столкновения, он показывает несостоятельность утверждений о случайном характере катастрофы, о «соскальзывании в войну». Автор рисует картину сложного переплетения различных процессов, в итоге вылившегося в глобальный вооруженный конфликт, уделяя при этом особое внимание убеждениям и мотивам ключевых политических и военных деятелей.

Рассматривая ход войны, Леонхард категорически отрицает, что победа Антанты была предопределена с самого начала. «Исход войны в конце 1917 и начале 1918 года был не определен» - пишет он, тем самым вступая в полемику с множеством своих коллег.
Завершают монографию несколько глав, посвященных итогам и последствиям Первой мировой войны. Обращает на себя внимание утверждение автора о том, что в этом глобальном вооруженном конфликте не было победителей – «единственным победителем была сама война, принцип войны». Леонхард – в русле современных тенденций – констатирует, что после подписания Компьенского перемирия война не закончилась – по крайней мере, что касается целого ряда регионов планеты. «В конце 1918 года обозначилось противоречивое сочетание конца и начала войны» - пишет он. Гражданская война в России, греко-турецкая война и другие вооруженные конфликты были непосредственным продолжением Первой мировой. Впрочем, эта проблема заслуживает отдельного тщательного исследования, лишь отдельные черты которого намечены в «Ящике Пандоры».
Tags: книги
Subscribe

  • Колбасник и колбаса, или пару слов о переводах

    Все, наверное, слышали байку о человеке, который работает на колбасном заводе и поэтому уже много лет не ест колбасу. У нее есть масса вариантов с…

  • Поехали!

    На этой неделе должна выйти из типографии моя книга "Россия глазами Бисмарка". Событие, которого я жду с некоторым внутренним трепетом. Почему? Ведь…

  • Обратный отсчет

    Ну что же, совсем уже скоро можно будет взять в руки и полистать...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments