navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

Бисмарк и австро-германский союз 1879 года

И в популярных текстах, и в учебниках истории, и даже в научных работах мы часто можем встретить одну и ту же картинку: подставив Россию на Берлинском конгрессе, злой и коварный Бисмарк в следующем году еще и заключил против нее союз с австрияками. Союз, положивший начало формированию системы военно-политических блоков в Европе, а закономерным итогом всего этого безобразия стала, в свою очередь, Первая мировая война. Таким образом, "железный канцлер" едва ли не напрямую обвиняется в подготовке этого глобального конфликта.

Давайте разберемся, были ли у Бисмарка какие-либо причины заключать с Австрией в 1879 году оборонительный союз, кроме оголтелой русофобии и безотчетного желания разжечь мировой пожар. Но сперва нам придется сделать одну очень важную вещь: отбросить послезнание. Попытаться судить о мотивах политиков прошлого не в свете той информации, которой располагаем сегодня мы, а в свете той информации и того опыта, какой был у них. Бисмарк, в конце концов, не мог взять с полки учебник истории 2019 года издания и посмотреть, как оно все сложится потом.

Так вот: прусские политики и военные ориентировались на опыт собственной истории. И этот опыт гласил: никто не потерпит усиления Берлина просто так. Наиболее релевантным примером считалась история Фридриха Великого: оттяпав у австрийцев Силезию, он вынужден был вести долгую и тяжелую Семилетнюю войну против коалиции из трех великих континентальных держав для закрепления достигнутого результата. Именно такая "коалиция Кауница" была ночным кошмаром германских стратегов и после 1871 года.

Опять же, сегодня нам легко посмеяться над этим кошмаром и объявить его химерой. Но в конце 1870-х годов ситуация выглядела совершенно иначе. Франция была непримиримым противником. В Вене хватало людей, которые совершенно не забыли поражение 1866 года. Под дружественным Германии венгром Андраши уже всерьез шаталось кресло главы правительства, и кто придет ему на смену, было неясно. Австро-французский союз в этой ситуации не выглядел чем-то невозможным - пожалуй, даже более вероятным, чем в 1756 году.

В случае подобного развития ситуации единственным значимым союзником Германии на континенте оставалась Россия. И Берлинский конгресс 1878 года стал для Бисмарка в этом отношении весьма неприятным опытом. Выяснилось, что в Петербурге ждут от Берлина безоговорочной поддержки, хотя сами столь же безоговорочно поддерживать немцев не стремятся. Иначе говоря, по старой памяти воспринимают западного соседа не как равного союзника, а как сателлита. И когда этот сателлит, в свою очередь, действует исходя из собственных интересов, всерьез обижаются и злятся. Бисмарк даже сравнивал отношение российской верхушки к Германской империи как к слуге, который недостаточно быстро выполняет поручения капризного барина.

"Железный канцлер", естественно, преувеличивал. Но не подлежит сомнению, что он действительно считал зависимость от России как единственного союзника опасной. И на это у него имелись серьезные основания. Уже само географическое положение делало Германскую империю в таком альянсе более уязвимым звеном, к тому же слишком тесная дружба с Петербургом была чревата конфликтом с Лондоном. Позиция русских всегда была бы сильнее за счет того, что они могли выбирать между Берлином и Парижем. А опыт 1878 года показывал, как легко утратить расположение российского императора (Бисмарк видел ситуацию в еще более мрачном свете, но это уже отдельная история).

Договор с Австрией позволял блестяще решить обе проблемы. Стоит оговориться, что сам Бисмарк хотел чего-то гораздо большего, чем простой оборонительный союз. Его цель была масштабной: всеобъемлющий политический договор, ратифицированный парламентами обеих стран и создававший некое подобие старого Германского союза. Так монархию Габсбургов удалось бы накрепко привязать к Берлину. Из этого, как известно, ничего не вышло. Но даже оборонительный союз был очень жирной синицей в руках: он позволял укрепить позиции тех политиков в Вене, которые выступали за сотрудничество с Берлином, блокировать угрозу франко-австрийского союза и избежать опасности односторонней зависимости от России. В этом - а не в стремлении любой ценой сделать пакость русским - и заключались мотивы Бисмарка.

К чему я это все рассказываю? Во-первых, никогда не лишне еще раз вспомнить, что не стоит оценивать действия исторических личностей с позиции послезнания. Во-вторых, это очень хороший пример того, как политическая пропаганда прошлого, создававшаяся когда-то на злобу дня, становится традицией, историческим нарративом, кочующим из одной книжки в другую. В результате этот нарратив воспринимается некритически даже неглупыми людьми - ведь он настолько привычен, что никому просто не приходит в голову над ним задуматься.
Tags: история
Subscribe

  • О воспитании детей, или три слагаемых успеха

    Я сравнительно редко пишу о том, в чем не являюсь специалистом. Например, о воспитании детей. В конце концов, я не психолог, не педагог дошкольного…

  • Юбилейный год

    Недавно пришло в голову, что в 2021 году у меня аж четыре юбилея. - 25 лет со дня окончания школы - 20 лет со дня окончания университета - 15 лет…

  • Чугунный месяц март

    Два моих самых нелюбимых месяца - это ноябрь и март. Не удивляйтесь, что я называю их именно в такой последовательности: у преподавателя новый год…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments

  • О воспитании детей, или три слагаемых успеха

    Я сравнительно редко пишу о том, в чем не являюсь специалистом. Например, о воспитании детей. В конце концов, я не психолог, не педагог дошкольного…

  • Юбилейный год

    Недавно пришло в голову, что в 2021 году у меня аж четыре юбилея. - 25 лет со дня окончания школы - 20 лет со дня окончания университета - 15 лет…

  • Чугунный месяц март

    Два моих самых нелюбимых месяца - это ноябрь и март. Не удивляйтесь, что я называю их именно в такой последовательности: у преподавателя новый год…