navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

Кто придумал Горлицкий прорыв? Часть 1

Франц Конрад фон Гётцендорф, возглавлявший генеральный штаб Австро-Венгрии с 1906 по 1917 гг., является одной из наиболее спорных фигур военной истории ХХ в. В исследовательской литературе и воспоминаниях современников можно встретить различные, порой диаметрально противоположные оценки его полководческого таланта. Одни считали его едва ли не наиболее выдающимся стратегом среди всех военачальников Первой мировой войны. Другие, напротив, полагали, что Конрад был скорее тактиком, нежели стратегом, а его планы были оторваны от реальности.

В контексте этого спора весьма интересной представляется история планирования весенне-летней кампании Центральный держав на Восточном фронте. Как известно, эта кампания увенчалась одним из самых больших успехов австро-германской коалиции за всю Первую мировую войну. Прорвав русский фронт в районе Тарнов - Горлице, войска Центральных держав заняли всю территорию Царства Польского, заставив противника отойти на сотни километров на восток и нанеся ему огромные потери. Несмотря на то, что своей основной цели – вывести Российскую империю из войны – это кампания не достигла, она справедливо расценивалась и современниками, и историками как большой успех австро-германской коалиции.

Практически сразу же после войны разгорелся спор о том, кто являлся автором плана кампании. Как известно, у победы всегда много отцов, и в данном случае эта крылатая фраза оказалась как нельзя более верной. На авторство плана операции претендовали глава прусско-германского генерального штаба Э. фон Фалькенгайн, прусский военный министр А. Вильд фон Хоэнборн , а также Конрад.

Последний неоднократно утверждал, что идея прорыва у Горлице принадлежит именно ему – согласно его версии событий, он сообщил ее германскому представителю при австро-венгерской главной квартире А. фон Крамону, который, в свою очередь, передал ее Фалькенгайну. Эта версия была подхвачена и получила дальнейшее развитие в трудах австрийских военных историков послевоенной эпохи, стремившихся создать фельдмаршалу репутацию великого полководца. К примеру, О. Регеле в своей биографии шефа австро-венгерского генерального штаба писал о том, что «Горлице являлось идеей Конрада, и предпринятые попытки отрицать этот факт можно считать провалившимися». Авторство плана операции признают за Конрадом и некоторые современные исследователи, к примеру, биограф фельдмаршала Л. Зондхауз.

Фалькенгайн, в свою очередь, характеризовал план операции как целиком свое собственное детище. Той же точки зрения придерживался еще один значимый персонаж Восточного фронта – Ганс фон Сект, занимавший пост начальника штаба непосредственно осуществлявшей Горлицкий прорыв 11-й армии и находившийся, таким образом, в самой гуще событий. Своего рода компромиссное решение было предложено Крамоном. В мемуарах он утверждал, что идея операции появилась независимо друг от друга и практически одновременно в обоих генеральных штабах. Этой же точки зрения придерживается и Р. Ди Нардо – автор новейшей монографии о Горлицком прорыве.

Чтобы определить, кто из них ближе к истине, необходимо проследить историю австро-германского военного планирования на протяжении всего начального периода Первой мировой войны. Как известно, накануне войны сотрудничество двух генеральных штабов было достаточно тесным, однако в отдельных аспектах оставляло желать много лучшего. Стороны договорились о том, что с самого начала войны будут действовать на Восточном фронте наступательно – австро-венгерские армии нанесут удар на север из Галиции, а германская группировка в Восточной Пруссии будет наступать им навстречу в южном направлении. Однако в Вене не задумывались о том, насколько осуществимы германские обещания. При этом Конрад прекрасно знал, что основной удар германская армия будет наносить на западе, в Восточной Пруссии же на первом этапе останется лишь горстка дивизий в составе 8-й армии.

В августе 1914 г. 8-я армия – совершенно предсказуемо – не смогла начать наступление, вынужденная отражать атаки значительно превосходящих сил двух русских армий. Австро-венгерские войска после первоначальных успехов вынуждены были отступать, оставив противнику значительную часть Галиции. Поскольку немцам не удалось завершить в короткие сроки операцию против Франции, обещанная переброска значительной части германской армии на восток не состоялась.

Осенью 1914 г. союзники попытались согласовать друг с другом планы дальнейшего ведения войны. Проблема, однако, заключалась в том, что Конрад требовал переброски на восток значительных сил германской армии, а его новый германский коллега Фалькенгайн считал Западный фронт решающим и не желал отправлять на Восточный фронт больше того, что полагал минимально необходимым. Помимо разногласий по вопросам стратегии, взаимодействие между руководителями двух генеральных штабов осложняла личная неприязнь. В итоге сотрудничество органов стратегического планирования по-прежнему оставляло желать много лучшего, хотя суровая необходимость и заставляла их лучше координировать свои усилия.

К концу 1914 г. война окончательно приобрела позиционный характер, превратившись в битву на истощение. Такая ситуация совершенно не устраивала военное руководство Центральных держав. Зимой 1914-1915 гг. разгорелись ожесточенные споры по поводу дальнейшей стратегии. Основными центрами принятия решений являлись к тому моменту германское главное командование (ОХЛ), австро-венгерское главное командование (АОК) и командование германскими войсками на Восточном фронте (Обер-Ост). Обер-Ост во главе с П. фон Гинденбургом также требовал переноса центра тяжести операций на восток. Гинденбург и его начальник штаба Э. фон Людендорф верили, что серией крупных сражений на окружение можно полностью разгромить русскую армию. Аналогичной точки зрения придерживался Конрад: «Я считаю Россию главным столпом в этой войне. Если она падет, то второй тоже упадет вслед за ней. Это должно быть нашей целью. Я боюсь, что иначе мы сядем между двумя стульями и не добьемся решающего успеха ни там, ни тут». Фалькенгайн же полагал, что решающая победа над противником невозможна. Следовательно, необходимо добиваться локальных успехов с целью сделать возможным заключение компромиссного мира. По его мнению, на Восточном фронте следовало создать нечто вроде «китайской стены», ограничившись обороной.

Конфликт между ОХЛ с одной стороны и Обер-Остом, поддерживаемым АОК, с другой достиг своего пика в январе 1915 г., когда была предпринята попытка путем интриги сместить Фалькенгайна с занимаемой им должности. Попытка не увенчалась успехом, хотя главе ОХЛ пришлось пойти на некоторые уступки своим оппонентам. Однако вопрос о том, какую стратегию следует избрать в дальнейшем, продолжал оставаться открытым.
Tags: история
Subscribe

  • Уважение к чужому мнению

    В последнее время мне довелось быть свидетелем нескольких дискуссий, в ходе которых участники не раз обращались друг к другу с призывом "уважать…

  • Курс по критическому мышлению - привет из прошлого

    Я, кажется, довольно редко хвастаюсь - ну, по крайней мере, по сравнению с многими из тех, кого наблюдаю в своей ленте Фейсбука. Но сегодня меня,…

  • Грибы и статистика

    В своей ленте новостей в очередной раз наткнулся на рассуждения из серии "показатель Х вырос в январе 2021 года по сравнению с январем 2020 года на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • Уважение к чужому мнению

    В последнее время мне довелось быть свидетелем нескольких дискуссий, в ходе которых участники не раз обращались друг к другу с призывом "уважать…

  • Курс по критическому мышлению - привет из прошлого

    Я, кажется, довольно редко хвастаюсь - ну, по крайней мере, по сравнению с многими из тех, кого наблюдаю в своей ленте Фейсбука. Но сегодня меня,…

  • Грибы и статистика

    В своей ленте новостей в очередной раз наткнулся на рассуждения из серии "показатель Х вырос в январе 2021 года по сравнению с январем 2020 года на…