navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

Сага о двух статьях

Платные научные публикации - тема, которую постоянно и активно обсуждают в профессиональных кругах. Обычно это понятие ассоциируется с "мусорными журналами" и бредовыми текстами. Однако некоторое время назад я с удивлением обнаружил, что в журналах, которые берут деньги за публикацию, печатают свои статьи вполне приличные люди, написавшие абсолютно нормальные работы.

А потом я перестал удивляться. Потому что понял, что в нашей зазеркальной реальности отнести свою статью в платный журнал - часто единственный способ не только оперативно, в разумные сроки ее опубликовать, но и добиться мало-мальски адекватного отношения к себе со стороны редакции журнала. В особенности это касается молодых исследователей, делающих первые шаги и не имеющих ни собственных связей, ни могущественного покровителя.

Хотя я уже давно не являюсь молодым исследователем, хочу рассказать две поучительные истории, связанные с моими собственными статьями. Обе они увидели свет в первом полугодии 2020 года, но путь их к этому свету был долог и тернист.

Думаю, многие знают, что в отличие от естественников у нас, гуманитариев, совместные публикации научного руководителя и его ученика (особенно действующего) считаются "токсичными". Дело в том, что в 90 процентах случаев речь идет об элементарной накрутке формальных показателей публикационной активности со стороны преподавателя, вклад которого в конечный результат ограничивается собственной фамилией в начале статьи. Поэтому многие уважающие себя коллеги на подобные "авторские коллективы" смотрят косо и сами таких ситуаций избегают. Исключения, конечно, бывают, но относятся к ним именно как к исключениям.

Первое и единственное на сегодняшний день такое исключение случилось у меня в 2017 году. Моя студентка защитила очень качественную выпускную работу, посвященную партии "Альтернатива для Германии". Тогда эта тема не выглядела еще настолько избитой и затасканной, как сегодня, а работа была действительно отличная; просто похоронить ее было жаль, а шансы выпускницы бакалавриата на публикацию в более или менее значимом научном журнале в нашей сфере близки к нулю. У меня на тот момент были кое-какие идеи по поводу развития немецкой партийной системы в целом, которые мне хотелось опубликовать, и я предложил написать совместную статью с использованием этих моих идей и материалов ее диплома. На том и договорились. Статью решили писать после сентябрьских выборов в Бундестаг, поскольку не учесть их результаты было бы неправильно.

Выборы прошли, и в ноябре 2017 года статья была готова. Мы отправили ее в один очень авторитетный московский журнал, получили подтверждение и стали ждать отклика. Прошел месяц, два, три... Я не люблю, когда меня дергают раньше времени, и поэтому стараюсь не дергать других. Но все сроки ответа прошли; сперва я написал в редакцию журнала электронное письмо (оно осталось без ответа), потом стал дозваниваться... дозвониться удалось только в начале сентября.

- Да, была такая статья... - ответили мне.
- И?
- И Вы знаете, один наш сотрудник написал статью на ту же тему, и Вашу мы отложили. Но, если хотите, можете ее обновить и прислать нам еще раз.
- Но она хотя бы была на рецензировании? Можно ли узнать результаты, чтобы сразу учесть возможные пожелания рецензентов?
- Наверное, была... Но кто ж теперь знает? - ответили мне добродушно-расслабленным тоном.

Статью мы доработали, но, учтя горький опыт, направили в другой журнал с аналогичной тематикой. Не столь "крутой", но, как мы надеялись, более адекватный. На дворе стоял октябрь 2018-го - год был потерян просто так.

История повторилась почти в точности. Сначала получение статьи подтвердили, пообещали в обозримые сроки сообщить решение, а потом... связаться удалось только в середине лета. Читатели могут попенять мне на то, что я не занял более активную позицию и не доставал редакцию непрерывными звонками и письмами. Возможно, это справедливый упрек. Но, повторюсь, я крайне не люблю назойливых людей и поэтому стараюсь сам не быть назойливым.

Итак, в июле 2019 году от журнала номер два пришло письмо о том, что наша статья, безусловно, хороша, но не вполне соответствует их тематике, поэтому они передают ее в дружественный журнал "Россия и современный мир". Какое отношение чисто германская проблематика имела к "России и современному миру", мы не очень поняли, но, как говорил великий Карлсон, не всем же быть понятливыми. И вот, наконец, в начале 2020 года статья увидела свет.

За это время она не то что сильно устарела, но в значительной степени потеряла оригинальность. Свои идеи я уже опубликовал в другой работе, а по "Альтернативе для Германии" в наших научных журналах вышли десятки, если не сотни статей разного качества. И больше всего печалит то, что, к сожалению, в данном случае мы столкнулись скорее с нормой, чем с каким-то исключительным невезением. Как сказал один мой коллега, "все публикуется оперативно и без проблем, если у тебя есть нужные знакомства в редакции; если же нет - в 95% случаев ситуация развивается именно по такому сценарию, долгому и болезненному".

Но два с половиной года - это еще не рекорд. "Это норма" - пожмут плечами многие коллеги. Что ж, расскажу вам историю второй статьи.

Весной 2015 года мне в почтовый ящик упала рассылка научного журнала под названием "Армия и общество". Редакция активно приглашала авторов публиковаться по соответствующей тематике. Простая проверка показала, что речь идет о бывшем "Вестнике Военного университета" - издание на первый взгляд вполне приличное. У меня в то время как раз скопился кое-какой интересный материал по дискуссиям, предшествовавшим приостановке призывной системы в ФРГ, и я решил написать статью на эту тему.

Сказано - сделано. В начале осени текст был отправлен.
- Вам срочно и за деньги? - поинтересовались в редакции.
- Ээээ... вообще-то я никуда не спешу, - ответил я. Про деньги в рассылке не говорилось ни слова.
- Ну, мы можем за деньги напечатать прямо сейчас или бесплатно весной.
Я согласился на второй вариант.

Думаю, Вы уже догадались, что ни весной, ни летом ничего не вышло. Осенью я позвонил в редакцию.
- Выпуск журнала приостановлен, - ответила мне взявшая трубку дама.
- А имеет смысл ждать? - спросил я прямо.
- Наверное, нет, - ответила она.
Что ж, спасибо за прямоту.

Почесав в затылке, я переработал статью и отправил ее в "Военно-исторический журнал" - ничего другого в голову на тот момент просто не пришло. Через год, в конце 2017-го, мне прислали текст с редакторской правкой. Я его завизировал и стал ждать результата... и ждать... и ждать... Наверное, в нашем мире гордых ежей я должен был предпринять какие-то активные действия. А так я дождался результата только в июне 2020 года. Хорошо, что надо мной не капало и я мог ждать сколько угодно. А если бы публикации нужны были мне для диссертации или для какой-нибудь отчетности?

В этом-то и заключается проблема. Понятно, что "никто нам ничего не должен" и "нас много, они одни". Понятно, что не графья, можем и потерпеть. Но в жизни российских работников высшего образования и науки регулярно возникают ситуации, когда статью нужно опубликовать в четко определенные сроки. И в этой ситуации у людей, не обремененных пока громким именем и обширными связями, фактически остается один гарантированный путь: платная публикация. Не потому, что они написали чушь. А потому, что их работодатель, грантодатель... и далее по списку поставил им жесткий дедлайн, и его надо соблюдать.
Tags: историческая наука
Subscribe

  • Профессор и стрельба

    В соцсетях активно обсуждают пермского профессора, который продолжил читать лекцию под звуки выстрелов. И я вот задумался: а что бы сделал я на его…

  • Пятнадцать за пятнадцать, или лучше меньше, да лучше

    Из любопытства сел и посчитал - получилось, что на нынешнем месте работы за пятнадцать лет я преподавал в общей сложности пятнадцать разных предметов…

  • Когда количество переходит в халтуру?

    Мои размышления о двадцати парах в неделю получили неожиданное (а точнее, вполне ожидаемое) продолжение. На днях стало известно количество…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 48 comments

  • Профессор и стрельба

    В соцсетях активно обсуждают пермского профессора, который продолжил читать лекцию под звуки выстрелов. И я вот задумался: а что бы сделал я на его…

  • Пятнадцать за пятнадцать, или лучше меньше, да лучше

    Из любопытства сел и посчитал - получилось, что на нынешнем месте работы за пятнадцать лет я преподавал в общей сложности пятнадцать разных предметов…

  • Когда количество переходит в халтуру?

    Мои размышления о двадцати парах в неделю получили неожиданное (а точнее, вполне ожидаемое) продолжение. На днях стало известно количество…