navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

Дебют-1870: промежуточные итоги

Пока французские армии медленно отходят на запад, а немцы еще более медленно следуют за ними - традиционно не представляя себе, где находится противник и что он делает - мы можем подвести некоторые итоги первой недели активных боевых действий.

Первые столкновения могут иметь решающее значение для исхода всей войны. Так было в 1866 году, когда судьба кампании оказалась решена уже по итогам первой ее недели, к 30 июня, еще до "генерального сражения". После того, как австрийцы позволили 2-й армии пересечь горные перевалы и сблизиться с 1-й армией, войну можно было со спокойной совестью заканчивать. О чем Бенедек, собственно говоря, 1 июля честно написал в Вену. Сражение при Садовой стало, по сути, констатацией уже свершившегося факта.

Сражения 6 августа 1870 года - при Шпихерне и Верте - также имели далеко идущие последствия. В кратких описаниях войны их упоминают мимоходом, уделяя главное внимание Мецу и Седану. И очень зря.

У поражения французов в августовской кампании было много причин, но я бы выделил две основные. Первой стало численное превосходство германской армии. Настолько ощутимое, что в генеральном сражении по формуле "все против всех" шансы на успех у французов были минимальными. Соответственно, после того, как они не сумели сорвать прусское развертывание, у них оставались две основные опции. Первая - попытаться сосредоточенными силами разгромить часть германской армии. Вторая - отходить вглубь территории, вынуждая противника разделять свои силы и одновременно спешно формируя новые корпуса (то, чем потом, осенью, займется республика).

И тут мы подошли ко второй причине катастрофы. Проблема заключалась в том, что вторая опция была для французов закрыта по внутриполитическим причинам. Позволить себе большое отступление они не могли. Страх перед революцией и свержением династии оказывал определяющее влияние на принимаемые французским руководством решения. Когда своего общественного мнения боятся больше, чем противника, до добра это не доводит. Бисмарк как-то раз сказал про внешнюю политику, что невозможно играть в шахматы на доске, где тебе запрещено использовать 16 полей из 64. У французов в 1870 году под запретом находилась едва ли не половина доски. Неудивительно, что и играть у них получалось не очень.

6 августа немцам удалось фактически разделить французскую армию на две части. Северные корпуса (2-й, 3-й и 4-й) отходили к Мецу. Южные (1-й, 5-й и 7-й) отступали в направлении Шалона. Командовавший 1-м корпусом Мак-Магон счел движение к Мецу после поражения слишком рискованным, опасаясь, что немцы атакуют его на марше.

Вновь соединить две половины технически было вполне реально. Для этого следовало отвести северные корпуса к Шалону. Но здесь мы возвращаемся ко второму пункту: сделать подобную вещь значило в самом начале войны оставить противнику всю северо-восточную Францию. В том, как это будет воспринято парижской улицей, сомнений не было ни у кого. Поэтому и Наполеон III, и Базен долго не могли решить, что делать с сосредоточенной на Мозеле группировкой, размер которой вырос тем временем до пяти корпусов. Когда было принято решение отводить ее на запад, оказалось уже почти слишком поздно. 16 августа и это "почти" было перечеркнуто Базеном и Альвенслебеном.
Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Поехали!

    На этой неделе должна выйти из типографии моя книга "Россия глазами Бисмарка". Событие, которого я жду с некоторым внутренним трепетом. Почему? Ведь…

  • Апрель. Пробуждение.

    Вот и настал апрель. Пробуждается природа... Какая, к черту, природа? Студенты пробуждаются. Студенты! Со своими курсовыми и выпускными работами.…

  • Об аккредитации вузов

    Каждый, кто сталкивался с государственной аккредитацией вузов, знает, насколько это сложная и ответственная процедура. Экспертам нужно предоставить…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments