navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

Маршал Базен: глупость или предательство?

О героях и антигероях с немецкой стороны мы поговорили, теперь имеет смысл обратиться к французам. И тут перед нами во весь рост встает фигура маршала Базена.

Поведение Базена в августовских сражениях 1870 года, а также во время последующей блокады Меца кажется на первый взгляд труднообъяснимым. Маршал вел себя совершенно пассивно, не предпринимая никаких энергичных действий, не пытаясь атаковать противника даже тогда, когда имелись все шансы на успех. Казалось, он специально давал немцам разбить себя. А может, так оно и было?

Рассказ о "предателе, который все погубил" встречается в военной (и не только) истории сплошь и рядом. Действительно, мы считали себя самыми сильными, умными и ловкими, а тут пришел враг, на которого мы привыкли смотреть свысока, и разгромил нас - причем не просто разгромил, а всухую, в первом же раунде отправив в нокаут. Чем это еще объяснить, если не предательством?

Базен после войны предстал перед трибуналом, который тщательно рассмотрел все обстоятельства его дела. Уличить его в работе на немцев оказалось невозможным (поскольку ровным счетом никаких доказательств не было, да и не могло быть), но отпустить с миром тоже было нельзя. В итоге маршала обвинили в грубых упущениях и нарушении своего долга и отправили за решетку, откуда он некоторое время спустя успешно сбежал.

Что же было в реальности? Почему гордый лев, боевой офицер с огромным опытом, любимец публики повел себя в августе 1870 года аки робкий ягненок? Чтобы найти ответ на этот вопрос, давайте отбросим послезнание и попробуем проанализировать те вводные, которые имелись у французских генералов на момент начала войны. Не только у одного Базена - ведь пассивность и тотальную осторожность проявили 16 августа командиры 3-го и 4-го корпусов Лебёф и Ладмиро. Действуя на правом фланге, они находились далеко от Базена, а имевшиеся у них инструкции не связывали их инициативу. Прояви они хоть каплю лихости, характерной для их прусских коллег - и немцам было бы не спастись от поражения. Но нет, оба корпусных командира предпочитали топтаться на месте и ждать то полного сосредоточения сил, то мифического удара противника, то вообще непонятно чего.

Во Франции, как и во всей Европе, внимательно изучали кампанию 1866 года и делали из нее соответствующие (глубоко правильные) выводы:
1. Современные скорострельные винтовки дают обороняющемуся серьезное преимущество. Атаки в лоб будут неизбежно сопровождаться большими потерями.
2. При Садовой пруссаки связали противника боем, втянули в сражение его резервы, а потом неожиданно нанесли смертельный удар свежими силами с другого направления. Логично, что они попытаются провернуть этот трюк еще раз.

К этому добавлялись поправки на конкретную ситуацию 1870 года:
1. Немцы обладают серьезным численным превосходством. Следовательно, им будет еще легче бить крупными силами с разных сторон, и они могут позволить себе более высокие потери.
2. Французская пехота вооружена винтовкой, которая значительно превосходит старое доброе "игольчатое ружье" пруссаков. Французы могут расстреливать противника на дистанциях, на которых он практически безоружен.

Выводы:
1. Самый разумный способ вести сражение для французов - тактическая оборона. Превосходящего противника необходимо обескровить, прежде чем атаковать самим.
2. Нужно быть постоянно готовым к появлению крупных сил противника в самом неожиданном месте, не позволять себе увлечься контратаками и преследованием, сохранять большие резервы.

Как видите, само по себе все довольно логично. Конечно, Базен и его коллеги были в курсе, что война - это нечто куда более сложное, чем выполнение простых правил. Но здесь в дело вступал психологический момент.

Одна из самых больших тяжестей, которые могут свалиться на человека - это груз ответственности. Выдержать его способны далеко не все. Базен был прекрасным дивизионным и корпусным командиром - позиции, на которых требовались в основном личная храбрость и тактическое мастерство. В 1870 году он оказался в ситуации, когда требовалось принимать стратегические решения. Маршал понимал, что одна его ошибка может обернуться общим поражением в войне, что лишь тонкая грань отделяет любимца публики и офицера с безупречной репутацией от всеми проклинаемого виновника катастрофы. Поэтому он избегал риска и любых смелых решений. Груз ответственности в определенной степени раздавил его.

Финал всем известен: кто не рискует, тот не выигрывает. Базен не рисковал и в итоге проиграл, оказавшись в том самом амплуа, которого так опасался. Впрочем, об этом у нас еще будет возможность поговорить. Пока же перенесемся в район Шалона, где император и его генералы мучительно решали, что же делать дальше.
Tags: история
Subscribe

  • Страна с пониженной социальной ответственностью

    Читаю книгу моего московского коллеги В.С. Дударева "Бисмарк и Россия, 1851-1871". Не могу не поделиться прекрасным. Бисмарк продолжал доказывать,…

  • Алег и Влад

    Ко вчерашнему Дню знаний. На фото - чуть более чем полностью неудачная попытка с моей стороны продиктовать, а со стороны девочки-администратора…

  • Бары и конфедераты

    Алгоритм Фейсбука перевел "Песню участников Барской конфедерации" как "Песня конфедератских баров". Впрочем, "барские конфедераты" тоже было бы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments