navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

Правильная осада

В прошлый раз я писал о том, что Франко-германская война весьма богата интересными и поучительными сюжетами из самых разных областей военного дела. Правда, здесь есть два важных исключения.

Первое касается войны на море. Ввиду подавляющего превосходства французского флота немцы с самого начала оставили море в полной власти противника, в то время как противник совершенно не знал, что с этой полной властью делать. В итоге, пока на суше разыгрывалась трагедия, события на воде можно было бы назвать фарсом - вот только совершенно не смешным, а скучным.

Второе касается крепостной войны. Нет-нет, крепостей на театре военных действий хватало. Их было настолько много, что у немцев просто не хватало средств для того, чтобы справиться с ними. Осадная артиллерия явно не была любимым детищем прусского военного министерства. Поэтому в истории Франко-германской войны не так много примеров правильных осад и штурмов французских крепостей. Встретив одну из последних на своем пути, прусские войска, как правило, в зависимости от ситуации выбирали между тремя вариантами:
- можно было попытаться взять гарнизон на испуг, лихо постреляв из полевых орудий и продемонстрировав всяческую готовность к штурму (удавалось редко);
- можно было оставить возле крепости небольшие силы, которые должны были не давать гарнизону безобразничать на коммуникациях;
- можно было полностью блокировать крепость и ждать, пока французам станет скучно и голодно.

Третья стратегия оказалась в конечном счете наиболее эффективной. Разумеется, и она срабатывала далеко не всегда. Например, небольшая лотарингская крепость Битш, осажденная баварцами еще в начале августа 1870 года, благополучно продержалась до конца войны и капитулировала только в марте 1871 года, после подписания предварительного мира. Но в общем и целом стратегия измора работала неплохо. Вариант штурма больших крепостей с сильными гарнизонами - таких, как Мец или Париж, - немцами вообще не рассматривался ввиду его явной бессмысленности. Париж, правда, все-таки решили обстрелять, чтобы намекнуть французам, что осаждающие заскучали и пора бы уже сдаваться. Для этого с октября 1870 года под стенами французской столицы начали концентрировать осадную артиллерию, что автоматически выводило ее из игры против других крепостей.

И все же Франко-германская война знает один весьма яркий пример осады и штурма, проведенных по всем правилам крепостной войны Нового времени. От нескольких других похожих эпизодов он отличается, в первую очередь, наличием морального и политического измерения, которые во многом определяли действия солдат. Речь идет, разумеется, о Страсбурге.

После победы при Верте основные силы немецкой 3-й армии двинулись на запад, а баденская дивизия под командованием генерала Вердера в соответствии с приказом Мольтке от 10 августа повернула на юг, к столице Эльзаса. Обороной Страсбурга командовал генерал Урих, в распоряжении которого имелось 23 тысячи солдат (однако далеко не все из них являлись обученными бойцами) и около тысячи орудий (по большей части устаревших). Поскольку баденской дивизии хватило бы в лучшем случае для блокады города, немецкое командование направило Вердеру внушительные подкрепления и около двухсот осадных орудий.

13 августа передовые части немцев подошли к городу. После нескольких стычек Страсбург оказался блокирован со всех сторон. Встал вопрос о том, что делать дальше. Верховное командование требовало скорейшего взятия города, а вредные французы наотрез отказывались капитулировать. Пока генералы размышляли, их подчиненные потеряли терпение, и 19 августа немецкие батареи с правого берега Рейна открыли огонь по городу. Французские артиллеристы ответили и нанесли довольно серьезный ущерб баденскому городу Кель. Вечером 23 августа немцы начали обстрел Страсбурга из всех стволов, рассчитывая тем самым сломить волю его жителей.

Обстрел продолжался без перерыва несколько дней. В городе начались пожары, серьезно пострадал кафедральный собор, сгорела знаменитая на всю Европу библиотека, в которой хранились тысячи уникальных книг... Одним словом, если бы немцы хотели дать французской пропаганде материал для обличения "германских варваров", ничего лучшего они бы сделать не смогли. И все это, казалось, было зря: снаряды подходили к концу, а французы были по-прежнему непреклонны.

"Результат обстрела совершенно негативный, - писал в своем дневнике Бронзарт фон Шеллендорф, один из ключевых помощников Мольтке. - Разрушение города, который мы хотим оставить себе и поэтому будем вынуждены восстанавливать, ненависть в сердцах жителей, которые безвинно и бессмысленно потеряли родных. Станет ли это уроком?" Немцы не знали, что обстрел в реальности произвел заметный эффект, и жители города направили к Уриху делегацию с просьбой поднять белый флаг. Но старый генерал был непреклонен.

В любом случае, Вердер решил сменить тактику и начал готовиться к правильному штурму. Огонь был сосредоточен на городских укреплениях. 29 августа немцы заложили первую параллель к северу от города, 1 сентября - вторую, 9 сентября - третья. Урих без дела не сидел и пытался помешать противнику неоднократными вылазками, однако принципиально изменить ситуацию он не мог. Положение осажденных ухудшалось с каждым днем.

В этой ситуации 11 сентября в город прибыла делегация из Швейцарии. Жители маленькой, но гордой республики решили выступить в роли ангелов гуманизма и договориться об эвакуации из города стариков, больных, женщин и детей. Немцы, желая несколько поправить свое реноме, переговорам не препятствовали. Однако большого смысла эта инициатива уже не имела, поскольку судьба Страсбурга оказалась практически решена. Немцы нанесли значительный ущерб люнетам №№52 и 53, которые в итоге были оставлены защитниками; 19 сентября осаждающие заняли эти укрепления. 24 сентября германские пушки пробили брешь в стене бастиона №11, а 26 сентября - соседнего бастиона №12. После этого даже упорный Урих был вынужден признать, что игра окончена.

Ровно 150 лет назад, 28 сентября 1870 года, Страсбург капитулировал. Для немцев это имело важное символическое значение: город, захваченный Людовиком XIV почти двести лет назад, наконец-то вновь стал германским. Однако достигнутый результат еще предстояло закрепить; война была все еще далека от завершения.
Tags: история
Subscribe

  • Страна с пониженной социальной ответственностью

    Читаю книгу моего московского коллеги В.С. Дударева "Бисмарк и Россия, 1851-1871". Не могу не поделиться прекрасным. Бисмарк продолжал доказывать,…

  • Швейниц о Петербурге

    ...Петра Великого сейчас, как и раньше, часто упрекают в неудачном выборе того места, где он силой и будто волшебством создал свою столицу. Но…

  • О плохих и хороших переводах

    В комментариях к моему предыдущему посту разгорелась дискуссия о том, допустимо ли делать "плохие" переводы. При этом большинством участников как-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments