navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

История международных отношений или история дипломатии в Европе? Часть 1

Статья посвящена проблеме преподавания истории международных отношений Нового времени и опубликована в №3 "Петербургского исторического журнала" за 2016 год.

Для развития исторической науки вопрос профессиональной подготовки молодых научных кадров имеет огромное значение. Ключевую роль здесь играет высшее образование, формирующее ту базу, на которой в дальнейшем строится профессиональная деятельность ученого-историка. Если эта база не отвечает современным требованиям, то молодому ученому приходится в лучшем случае тратить годы на осознание недостаточности своей подготовки и заполнение пробелов. В худшем же случае начинается «воспроизводство некомпетентности», когда плохо подготовленные студенты превращаются в плохо подготовленных преподавателей, и этот цикл может повториться множество раз. Поэтому вопрос качества обучения истории в вузах – в том числе качества учебной литературы – никогда не утратит свою актуальность.

В рамках настоящей статьи данный вопрос рассматривается на примере учебников и учебных пособий по истории международных отношений Нового времени. Это далеко не случайный выбор. На рубеже XX-XXI вв. интерес к изучению и преподаванию этого предмета в российских вузах значительно повысился. Связано это было не в последнюю очередь с появлением многочисленных факультетов международных отношений. Если в советское время МГИМО занимал практически монопольное положение в сфере подготовки специалистов-международников, то в 1990-е гг. обучение студентов по направлению «Международные отношения» начали десятки высших учебных заведений. В результате история международных отношений стала одним из базовых предметов для многих тысяч студентов. Все большее внимание уделяется этому предмету и на исторических факультетах российских вузов.

На растущий спрос быстро отреагировал рынок учебной литературы. За последние 20 лет появилось множество учебников по истории международных отношений. Некоторые из них подготовлены коллективами весьма авторитетных ученых, работающих в ведущих университетах страны. Особенно велико число изданий, посвященных событиям бурного ХХ века. Однако и предшествующий ему период Нового времени не обойден вниманием авторов. Пожалуй, наиболее распространенным на сегодняшний день является учебное пособие А.В. Ревякина «История международных отношений в новое время», текст которого в несколько переработанном виде образовал первый том учебника «История международных отношений» под редакцией А.В. Торкунова. Кроме того, следует отметить учебники и учебные пособия по истории международных отношений Нового времени, принадлежащие перу А.С. Медякова, В.В. Асташина и А.И. Кубышкина, М.Ю. Золотухина, В.А. Георгиева и Н.Г. Георгиевой.
Указанный период также освещен в учебниках и учебных пособиях, хронологические рамки которых более широки, охватывая, в том числе, и период Новейшего времени. Количество наименований такого рода изданий исчисляется десятками. Наиболее ярким (и одновременно наиболее распространенным) примером является выдержавший множество изданий учебник А.С. Протопопова, В.М. Козьменко и М.А. Шпаковской.

Обращаясь к этим изданиям, необходимо в первую очередь необходимо обратить внимание на их названия. Все они претендуют на то, чтобы осветить историю международных отношений. В реальности же основное внимание в них уделяется проблемам международной политики. Другие составляющие истории международных отношений оказываются в тени и упоминаются в лучшем случае вскользь, как нечто, не имеющее непосредственного отношения к предмету рассмотрения. В этом плане авторы советского многотомного труда «История дипломатии» оказались честнее – название произведения полностью соответствует его содержанию.

История международных отношений – сложный, многофакторный процесс. Дипломатия, как и войны, является лишь одной из составляющих этого процесса. К истории международных отношений, безусловно, относятся история торгово-экономических связей, научного, технологического и культурного обмена, миграций. Международная экономическая, культурная, демографическая история тесно переплетены с военно-политической историей и образуют вместе с ней единый комплекс, который и является историей международных отношений. В этом контексте, к примеру, развитие представлений разных народов друг о друге имеет не меньшее значение, чем войны и дипломатические соглашения.

Между тем, попытки обнаружить отражение этого комплекса в современных российских учебниках обречены на провал. К примеру, история дипломатии и история международных экономических отношений в учебной литературе фактически трактуются как различные, очень слабо связанные друг с другом процессы. Попыток синтеза политической и экономической истории в рамках единой истории международных отношений практически не происходит. Разумеется, на словах все авторы в той или иной форме признают значение экономических факторов для международной политики; однако при освещении конкретных событий и процессов они в большинстве случаев забывают об этом тезисе.

Авторы учебников и обобщающих научных трудов, опубликованных в советский период, вольно или невольно вынуждены были учитывать экономические факторы при описании политических процессов. Это считалось необходимым в рамках методологической основы, на которой базировалось в те годы изучение и преподавание истории. После окончания советской эпохи политика и экономика в рамках истории международных отношений вновь разошлись в разные стороны. По сути, в методологическом плане в этой области был сделан шаг назад. Он особенно очевиден на фоне растущего во всем мире во второй половине ХХ в. интереса к глобальной истории, охватывающей все стороны человеческой деятельности и рисующей целостную картину исторического процесса. Этот шаг, возможно, менее ярко выражен в современной отечественной исследовательской литературе, однако в учебниках и учебных пособиях он очевиден.

Можем ли мы объяснить процессы, происходившие в европейской политике XIX в., не касаясь ни промышленной революции, ни представлений, существовавших у европейских народов друг о друге, ни доминировавших идеологических течений? Можем ли мы проследить эволюцию роли США в мировой политике этого периода, не затрагивая ни миграционные процессы, ни изменение характера трансатлантических торговых связей? Ответ очевиден. Между тем, именно такие попытки раз за разом предпринимаются авторами учебников и обобщающих научных трудов по истории международных отношений эпохи Нового времени.

Так, в учебнике А.С. Медякова (на наш взгляд, это едва ли не лучший отечественный учебник по истории европейской дипломатии Нового времени) промышленной революции и ее влиянию на международные отношения XIX века уделено менее двух страниц. Автор ограничивается самыми общими суждениями, не приводя практически никаких конкретных фактов. Это особенно заметно на фоне следующих параграфов, в которых подробно рассматривается структура внешнеполитических ведомств ведущих европейских стран. В итоге читатель узнает, когда и какие структурные подразделения были созданы во французском министерстве иностранных дел, однако остается в неведении относительно того, как менялось место страны в системе глобальных экономических связей в эпоху промышленной революции и какое влияние эти изменения оказывали на внешнюю политику Франции.

Тем не менее, произведение А.С. Медякова выгодно отличается от других учебников и учебных пособий, в которых промышленная революция если и упоминается, то вскользь, как нечто не имеющее прямой связи с международными отношениями. Их авторы хранят верность «истории королей и войн», по поводу которой иронизировал еще Вольтер. Так, В.В. Асташин и А.И. Кубышкин прямо заявляют в предисловии к своему учебному пособию: «При подготовке книги авторы исходили из того положения, что в силу сложившихся объективных причин именно военный фактор являлся определяющим в расстановке сил и в развитии международных отношений» . Авторы не дают ответа на вопрос о том, какие именно «сложившиеся объективные причины» заставляют их занимать позицию, считавшуюся безнадежно устаревшей еще сто лет назад.
Tags: историческая наука
Subscribe

  • Историк, блог и плагиат

    Многие мои читатели могут подумать, что я пишу по горячим следам нашумевшей истории с одним романом. Нет, ничего подобного. Этот роман меня…

  • Три головы историка

    Ровно 150 лет назад, 18 января 1871 года, в Версальском дворце прусский король Вильгельм I был торжественно провозглашен германским императором. Об…

  • Архивная география, или когда Берлин ближе Москвы

    В одном из комментариев к моим размышлениям, чем бы мне таким заняться после окончания проекта "Россия глазами Бисмарка", мне задали вопрос, почему я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments