navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

История международных отношений или история дипломатии в Европе? Часть 2

Второй важной особенностью современных российских учебников и учебных пособий по истории международных отношений является их предельный евроцентризм в отношении периода Нового времени. При описании истории дипломатии XVI-XIX вв. авторы концентрируются практически исключительно на европейской системе государств. Все остальные части света – Африка, Азия, Латинская Америка – интересуют их лишь постольку, поскольку они попадают в орбиту европейской политики.

Прекрасной иллюстрацией к вышесказанному служит первый том учебника «История международных отношений» под редакцией А.В. Торкунова, написанный А.В. Ревякиным и Н.Ю. Васильевой . Из примерно 380 страниц содержательной части этого труда международным отношениям за пределами Европы посвящено лишь около 60, причем в подавляющем большинстве случаев речь идет о колониальной экспансии все тех же европейских держав! Напрасно читатель учебника станет искать в нем, например, характеристику дальневосточной системы международных отношений XVIII в., описание китайской экспансии этого периода и тем более роли и места Китая в азиатской системе международной торговли. Другой пример: вкратце рассказав о войне за независимость государств Латинской Америки, авторы совершенно теряют к последней всякий интерес и оставляют целый континент за рамками исторического процесса.

Ту же картину мы наблюдаем в учебнике А.С. Медякова. Уже на первых страницах своего труда автор без обиняков заявляет о том, что «любое изложение истории международных отношений в Новое время с неизбежностью носит европоцентристский характер». На чем же основано столь категоричное суждение? По мнению А.С. Медякова, «азиатские государства были изолированы от остального мира, и связь между ними, как правило, носила сугубо локальный, спорадический и двусторонний характер, к тому же часто имела форму вассальной зависимости» . На наш взгляд, каждое утверждение в этой фразе можно оспорить – особенно если обращать внимание не только на военно-политические, но и на торгово-экономические связи. Однако, даже если бы процитированное выше объяснение полностью соответствовало действительности, оно все равно не могло бы являться основанием для игнорирования международных отношений за пределами Европы.

Еще более откровенно высказываются В.В. Асташин и А.И. Кубышкин. Декларируя во вступлении к своему учебному пособию отказ от евроцентризма, они буквально на соседней странице высказываются следующим образом: «Основной ареной международной политики вплоть до XVIII века являлась Европа, где сталкивались интересы практически всех существовавших тогда государств» . Это утверждение сложно воспринимать всерьез. Знал ли, к примеру, Шах Джахан, что его интересы сталкивались с интересами Сефевидов не на территории современного Афганистана, а в Европе? Разумеется, авторы могут ответить, что империя Великих Моголов не являлась государством современного типа; однако ровно то же самое можно сказать и о многих европейских странах раннего Нового времени. Предельный евроцентризм авторов наглядно отражает номенклатура карт, включенных в учебник. Всего их двадцать две, при этом девятнадцать посвящены Европе, две – США и только одна – Азии. Этой единственной является карта Русско-японской войны 1904-1905 гг.

М.Ю. Золотухин, В.А. Георгиев и Н.Г. Георгиева в предисловии к своему (на наш взгляд, весьма подробному и качественному) учебному пособию прямо заявляют о том, что в нем «освещаются тенденции и особенности внешнеполитической деятельности государств Европы и Америки» . Необходимо воздать должное авторам – в отличие от А.В. Ревякина, они посвятили развитию международных отношений в Латинской Америке в XIX в. целую главу. Однако Азия (и тем более Африка) и в этом учебном пособии фигурирует в основном лишь в качестве пассивного объекта европейской колониальной экспансии.

Приходится с сожалением констатировать, что в своей евроцентричности современные российские учебники твердо следуют далеко не лучшей традиции XIX-ХХ вв., которая в рамках мировой исторической науки рассматривается сегодня как антиквариат. «Эти историки выходили за пределы своих собственных «наций», чтобы заявить о том, что «Европа» и «Запад» были и есть «пуп» (а также сердце и душа) всего мира. Если они обращали внимание на кого-то еще, то делали это с неохотой. Их «история», как движущийся исключительно на запад Восточный экспресс, проходила по некому тоннелю времен от древних египтян и жителей Месопотамии через классических греков и римлян, а затем средневековую (Западную) Европу к нашему времени. Персы, турки, арабы, индусы и китайцы удостаивались лишь вежливых, а часто и не очень вежливых, кивков. Вклад в историю и даже самое участие в ней других народов – африканцев, японцев, жителей Юго-Восточной и Центральной Азии – вообще не упоминались» . Эти слова, написанные два десятка лет тому назад, как нельзя лучше подходят для характеристики современных российских учебников.

Итогом знакомства с существующей учебной литературой становится нелицеприятный вывод: в действительности она посвящена не международным отношениям в целом, а европейской дипломатии. В этих условиях неудивительно, что стремление ограничиться дипломатической составляющей международных отношений и евроцентристский подход характерны и для многих отечественных научных изданий.
Tags: историческая наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments