navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

Запретный плод

Услышав словосочетание "альтернативная история", многие сразу же представят себе яркую обложку какой-нибудь книжки издательства "Яуза", в которой офисный клерк попадает в сорок первый год, становится на пути наступающих немецких танков и через три минуты превращается в кровавый фарш лихо громит гитлеровцев.

На самом деле, сомнения по поводу того, является ли альтернативная история (counterfactual history, virtual history) серьезным инструментом познания прошлого, широко распространены и в мировой науке. Именно поэтому Ричард Нед Лебоу назвал свою книгу об исторических альтернативах "Запретный плод".

Итак, Lebow R.N. Forbidden Fruit: Counterfactuals and International Relations. Автор - политолог, занимающийся в первую очередь изучением международных отношений. В нашей стране слово "политолог" в устах более-менее образованных людей давно превратилось в ругательство, поскольку политологом в СМИ называют любого недоучку, берущегося с умным видом судить о политике. В данном случае, однако, речь идет о вполне серьезном ученом с хорошей научной репутацией.

Лебоу стремится сформулировать основные принципы исторической альтернативы как научного метода и одновременно продемонстрировать их на конкретных примерах (кейсах). По мнению автора, скептическое отношение ученых к альтернативной истории во многом основано на недопонимании. Историк так и так в любом случае рассматривает альтернативы. Невозможно вынести суждение о том, насколько грамотно поступил полководец или государственный деятель, не рассмотрев, хотя бы вскользь, альтернативные варианты его действий. С альтернативами, иногда не осознавая этого, работает практически каждый исследователь, который не ограничивается простым описанием прошлого.

Использование альтернатив помогает лучше понять, насколько случайными были те или иные события, выявить причинно-следственные связи, определить значение отдельных факторов. Правда, исследователя подстерегает опасность слишком увлечься и начать выстраивать длинные и маловероятные цепочки в стиле знаменитого "эффекта бабочки", когда одно маленькое изменение вызывает глобальные последствия. Лебоу сам приводит пример такого нарратива - если бы Моцарт дожил до 60 лет, история ХХ века была бы совершенно иной, и мировых войн бы не было - и сам же объясняет, почему такая альтернатива в высшей степени невероятна.

Автор формулирует правила, в соответствии с которыми допустимо вносить экспериментальные изменения в ткань прошлого. Этих принципов девять, и в значительной степени они повторяют друг друга. Я позволю себе составить на их основе более короткий список:
1. Реализм. Любые изменения должны быть реалистичными и возможными в конкретной исторической ситуации.
2. Отсутствие противоречий с реальностью. Вносимые изменения не должны противоречить известным нам реальным факторам, которые остаются неизменными.
3. Ограниченный масштаб изменений. Если для внесения одного изменения нам нужно создать массу предпосылок, каждая из которых сама по себе является серьезным изменением реальности, вероятность подобного изменения невелика. Изменения должны затрагивать реальность в как можно меньшей степени. Тем не менее, "природа изменений важнее, чем их количество".
4. Движение от изменения, а не к желаемому результату. Часто, чтобы получить некий альтернативный результат, начинают вносить массу изменений в ткань реальности, забывая о том, что большое число изменений порождает большое количество "ветвлений" реальности и тем самым снижает вероятность желаемого результата практически до нуля.
5. Системный подход. Следует помнить о сложности исторического процесса и существующих в нем причинно-следственных связей и понимать, что изменение одного из факторов, даже весьма важного, может не принести никаких серьезных изменений в силу наличия других движущих сил. И наоборот, изменения в одном месте могут вызвать серьезные "побочные эффекты" в других местах. "История - как пружинных матрац; если одна из пружин сломана, остальные в разной степени изменят свое положение".

В качестве примера, иллюстрирующего возможности альтернативной истории, Лебоу приводит вариант, при котором Франц Фердинанд избегает гибели в Сараево. Лебоу приводит аргументы в пользу высокой вероятности подобного исхода, а также заявляет о том, что это с высокой степенью вероятности предотвратило бы Первую мировую войну в принципе. Соглашаться с автором или нет - дело каждого (я лично настроен скорее скептически), но Лебоу дает хорошую пищу для размышлений.

К недостаткам можно отнести то, что не все главы книги одинаково интересны и полезны. Лебоу пишет свою работу по материалам уже опубликованных статей, поэтому картинка получается немного мозаичной. Так, последнюю главу, анализирующую альтернативную историю в нескольких художественных произведениях, можно, на мой взгляд, не читать - она носит скорее литературоведческий характер. Однако в целом книга весьма интересна и заслуживает прочтения.
Tags: книги
Subscribe

  • Об аккредитации вузов

    Каждый, кто сталкивался с государственной аккредитацией вузов, знает, насколько это сложная и ответственная процедура. Экспертам нужно предоставить…

  • Высшее образование и производственный брак

    Просто игра ума, ничего серьезного. Когда падает самолет, эксплуатацию всех самолетов подобного типа часто приостанавливают до выяснения причин.…

  • Немного о жертвах

    Это могло бы стать прекрасной первоапрельской шуткой. Но, к сожалению, это всерьез. "Финансовый университет выступает со следующей инициативой:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments

  • Об аккредитации вузов

    Каждый, кто сталкивался с государственной аккредитацией вузов, знает, насколько это сложная и ответственная процедура. Экспертам нужно предоставить…

  • Высшее образование и производственный брак

    Просто игра ума, ничего серьезного. Когда падает самолет, эксплуатацию всех самолетов подобного типа часто приостанавливают до выяснения причин.…

  • Немного о жертвах

    Это могло бы стать прекрасной первоапрельской шуткой. Но, к сожалению, это всерьез. "Финансовый университет выступает со следующей инициативой:…