navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

Метастазы плагиата

В свое время я на протяжении многих лет был бессменным организатором всероссийской конференции молодых историков. Конференция проводилась ежегодно, была посвящена широкому кругу проблем Новой истории, статьи участников публиковались. В последние годы в ней принимали участие более сотни человек со всех концов России, а также из сопредельных государств.

И все это время я с тревогой наблюдал, как с каждым годом рос процент плагиата в статьях участников. Сначала это были единичные случаи, затем доля присылаемых текстов с плагиатом добралась почти до 20%. Конференция уже давно покинула сей бренный мир, а многие ее участники стали сотрудниками вузов и научных учреждений. Естественно, бережно сохранив свои прежние привычки.

Плагиат в научных работах - явление широко распространенное. Обычно мы сталкиваемся с ним, когда говорим о студенческих работах. На слуху (благодаря "Диссернету" и не только) плагиат в диссертациях, защищенных «для понтов», например, политиками или бизнесменами. И тот, и другой вид плагиата широко распространен не только в нашей стране, но и за рубежом. Вспомним, хотя бы, серию разразившихся в последние годы скандалов вокруг диссертаций целого ряда немецких политиков. Самым известным из них был министр обороны Гуттенберг, которого прочили в канцлеры. Из-за найденного в диссертации плагиата в его карьере – по крайней мере, на некоторое время – была поставлена точка.

Но сегодня я хочу сказать пару слов о плагиате в работах преподавателей и научных сотрудников. Потому что именно здесь, на мой взгляд, эта раковая опухоль наиболее опасна. В очередной раз оговорюсь – поскольку ситуацию в естественных науках я не знаю, то касаюсь только гуманитариев.

Разрастанию этого явления способствовало сразу несколько факторов. Каждый из них является результатом той плачевной ситуации, которая сложилась в системе высшего образования и науки в течение последней четверти века.

1. Кадровая проблема. В результате ухода из науки (или отъезда за рубеж) множества талантливых сотрудников освободившиеся места в вузах и научных институтах заняли люди, многие из которых в нормальных условиях туда бы не попали. В эту сферу они пришли только потому, что ни на какую более или менее престижную и оплачиваемую работу их не взяли. Соответственно, научные работники из них тоже не очень.

2. Повсеместная ориентация при оценке эффективности научной работы в первую очередь на количественные показатели (число публикаций) в условиях низкой базовой зарплаты и достаточно высокой учебной нагрузки.

3. Развал системы научной экспертизы. Общеизвестно, что 9 из 10 отзывов на публикации пишется авторами публикаций и лишь подписывается рецензентами. Система оценки качества при приеме текста на публикацию также часто отсутствует, если не брать горстку журналов, в первую очередь «старых», существующих еще с советского времени.

Говоря кратко, преподаватель попадает в ситуацию, где его заставляют писать как можно больше, оставляют очень мало времени на научную работу и позволяют публиковать что угодно. Естественно, эти объективные факторы не снимают с авторов личной ответственности за плагиат. Но по наклонной плоскости, как известно, катиться вниз куда легче.

У меня нет точной статистики по поводу того, какой процент выпускаемых ныне публикаций содержит плагиат. Не думаю, что такая статистика вообще существует. Однако информация из многих независимых друг от друга источников позволяет утверждать, что объем плагиата, во-первых, довольно высок, во-вторых, постоянно растет. Коллеги, которым часто попадают на рецензию кандидатские диссертации, в один голос утверждают, что за последние 10 лет процент плагиата в них значительно вырос, списывание стало массовым явлением. Коллеги, которые проводят научные конференции, отмечают, что за последние 5 лет резко увеличилось число статей с плагиатом, авторами которых являются доктора наук (!). Еще лет 10-15 назад такие явления если и наблюдались, то носили скорее единичный характер.

Пример, за которым не надо ходить далеко: два года назад на доктора политических наук, профессора, заведующего одной из кафедр факультета политологии СПбГУ В.А. Ачкасова поступила жалоба от коллеги, которая обнаружила в одной из последних статей профессора куски из своих работ. Этическая комиссия признала факт плагиата. Наказание, впрочем, было сравнительно мягким - Ачкасова просто отстранили от заведования кафедрой.

Однако легко обнаруживается, в основном, самая грубая форма – копирование из открытого русскоязычного источника. Между тем, наиболее распространен в научной среде другой вид плагиата – переписывание иностранных (в первую очередь англоязычных) статей и книг. Вероятность обнаружения заимствований в этом случае крайне низкая, поскольку сделать это сможет только хороший специалист по данной конкретной научной проблеме. Случаются, конечно, и проколы, об одном из которых я уже писал. Московский германист, доктор исторических наук А.И. Патрушев в 2003 г. опубликовал книгу «Германская история», которая является вольным переводом «Краткой истории Германии» Шульце. Откуда ему было знать, что книга Шульце выйдет на русском языке в том же году в другом издательстве?

Именно этим, кстати, отчасти объясняется тот факт, что многие весьма плодовитые ученые-гуманитарии не имеют публикаций за рубежом. Там ведь хорошо знакомы с оригиналом, и пытаться протолкнуть копию не только бессмысленно, но и опасно.

Отдельная строка - копирование учебных программ. Некоторое время назад ряд моих коллег объявил нечто вроде забастовки, категорически отказавшись выкладывать на сайт факультета в открытый доступ программы своих курсов. Причина проста - спустя некоторое время эти программы появлялись на сайтах других вузов, в том числе столичных, но уже с другими фамилиями.

Стоит вспомнить и о том, что "плагиат" - это не только прямое заимствование кусков текста, но и использование чужих идей и концепций без ссылок на оригинал. Отслеживанием подобного рода заимствований не занимается, по моим ощущениям, вообще никто, тем более что многие искренне не считают это плагиатом.

Сложившаяся ситуация опасна не только тем, что наука подменяется симуляцией. И не только тем, что нормальные ученые оказываются в проигрыше – на самостоятельное исследование нужно гораздо больше времени, чем на переписывание чужих трудов, а оценивается, повторюсь, зачастую количество, а не качество публикаций. Опасность заключается еще и в том, что система приобрела цикличность – преподаватели-плагиаторы готовят студентов-плагиаторов, которые затем становятся аспирантами-плагиаторами и преподавателями-плагиаторами. Прервать эту спираль воспроизводства плагиата, которая расширяется с каждым витком – важная и сложная задача.
Tags: высшее образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 203 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →