navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Category:

Почему мы не читаем друг друга?

Бывший декан моего факультета, выступая на собраниях преподавателей, не раз говорил: "Коллеги, мы даже не читаем и не цитируем друг друга. Почему мы должны рассчитывать на то, что нас будет читать и цитировать кто-то еще?"

Легко догадаться, что это говорилось в ту пору, когда в моду в российских вузах вошел пресловутый индекс Хирша. И бог бы с ним, с индексом, но эта ситуация ярко продемонстрировала одно явление, весьма распространенное, в частности, среди специалистов по всеобщей истории, современным международным отношениям и зарубежным государствам.

Мы действительно не читаем друг друга.

Взяв в руки работу Цимбаева, о которой я писал недавно, я осознал это еще раз. Во-первых, потому что фамилия автора, к моему стыду, не сказала мне ничего (хотя должна была бы). Во-вторых, потому что в его списке литературы не было ни одного российского издания. И - положа руку на сердце - я не могу считать это недостатком.

Проблема в том, что 90% отечественных публикаций в интересующих меня областях всеобщей истории (это по самой оптимистичной оценке) глубоко вторичны и не заслуживают того, чтобы тратить время на знакомство с ними. Причем, судя по отзывам коллег, это касается не только германской истории, но и всеобщей истории и современных международных отношений в целом. Хотя, сразу оговорюсь, наверняка найдутся исключения.

В последнее время перед тем, как писать научную статью, я залезаю на сайт Elibrary и смотрю, что писали отечественные авторы по данной проблеме. Делаю я это потому, что считаю необходимым в начале статьи давать краткий обзор историографии вопроса, в том числе отечественной. Какой-либо иной пользы от подавляющего большинства отечественных публикаций для моей научной работы, к сожалению, нет. Искать там оригинальную мысль или результаты работы с уникальными источниками обычно не приходится. В большинстве случаев повторяются факты, тезисы и идеи немецких исследователей (и хорошо, если повторяются качественно!), а сама статья сделана в угоду "требованиям ВАК" либо "требованиям по публикационной активности". По сути, в большинстве случаев я могу полностью игнорировать российских коллег, обращаясь сразу к немецкой литературе - и совершенно ничего при этом не теряю.

В качестве примера приведу тот самый спор о "плане Шлиффена", о котором я недавно писал. В России о нем опубликовал две статьи М. Ерин. В обеих статьях он не обращался к основным работам Зубера, ограничившись кратким пересказом вышедшего в 2006 году немецкого сборника статей по данному вопросу. Этот сборник стоит у меня на полке. Какой мне смысл читать Ерина?

Да, наверное, так обстоит дело не во всех областях. Да, есть и оригинальные, новаторские работы. Но, к сожалению, в ситуации, когда на одну оригинальную и интересную статью приходится десять (если не больше) глубоко вторичных, работа с отечественной историографией начинает походить на поиски иголки в стоге сена и становится попросту нересурсной.

Свой вклад вносит, разумеется, и фактически взятая во многих вузах по указке "сверху" линия на стимулирование публикационной активности в зарубежных изданиях и отказ от отечественной научной периодики. В итоге часто статьи в российские журналы пишутся по принципу "что не возьмут в Scopus". Естественно, общую ситуацию это ухудшает еще больше.

В результате отечественные научные публикации по германской (и не только) истории читаются, в лучшем случае, теми, кто не владеет иностранными языками, кому достаточно крайне поверхностного представления о предмете, а также в процессе написания работ, к которым предъявляются определенные формальные требования в плане знакомства с отечественной историографией. В основном это - студенты, пишущие курсовые и дипломные работы, и аспиранты, работающие над диссертациями.

Иначе говоря, круг читателей крайне узок, и вполне обыденной является ситуация, когда историк-германист назубок знает ключевых специалистов по своей теме в ФРГ, но совершенно не представляет себе, кто занимается похожими сюжетами в России. Причем, по сути, это совершенно не влияет на качество его собственной научной работы.

Из этого правила есть два исключения. Во-первых, если человек принадлежит к определенной формальной или неформальной "научной тусовке", другие члены "тусовки" знают о его работах. Хотя бы знают - читают же далеко не всегда. Во-вторых, читают действительно крупных, признанных специалистов. Другой вопрос, много ли их у нас? К сожалению, по крайней мере в отношении целого ряда исторических эпох и регионов на этот вопрос придется ответить отрицательно.
Tags: историческая наука
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Поехали!

    На этой неделе должна выйти из типографии моя книга "Россия глазами Бисмарка". Событие, которого я жду с некоторым внутренним трепетом. Почему? Ведь…

  • Апрель. Пробуждение.

    Вот и настал апрель. Пробуждается природа... Какая, к черту, природа? Студенты пробуждаются. Студенты! Со своими курсовыми и выпускными работами.…

  • Об аккредитации вузов

    Каждый, кто сталкивался с государственной аккредитацией вузов, знает, насколько это сложная и ответственная процедура. Экспертам нужно предоставить…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments