navlasov (navlasov) wrote,
navlasov
navlasov

Categories:

"Вечно молодой, вечно пьяный"

В конце девяностых, когда я учился на истфаке, многие мои знакомые относились к определенной категории, для которой так и не сложилось точного и емкого определения. Сами о себе они часто говорили именно этой фразой - "вечно молодой, вечно пьяный".

Они закончили университет (исторический, восточный, философский факультет... можно продолжать) в начале девяностых. И, получив заветный диплом, обнаружили, что их знания и навыки никому не нужны. Кто-то из их однокурсников ушел в другую сферу, кто-то уехал за рубеж. А они решили: нам наплевать. Мы будем заниматься тем, что нам нравится. Будем делать то, что хотим. Нам безразлично современное общество с его ценностями, у нас свои ценности - независимость и наука.

И они занимались исследованиями. Не очень системно, скорее хаотично. Они были блестящими эрудитами, но лишь немногие из них стали кандидатами наук. Презрение ко всем и всяческим формальностям, нежелание играть по бюрократическим правилам, естественно, не способствовали защите. Они работали в библиотеках и музеях, реже преподавали. Были интереснейшими собеседниками и отличными собутыльниками. По вечерам в окрестностях университета в скверах и парадных можно было встретить их, горячо обсуждающих проблемы гносеологии или нюансы Семилетней войны вокруг бутылки дешевого портвейна. Они не задумывались о будущем, да и о сегодняшнем дне особенно не беспокоились. Романтики, укрывшиеся от холодного мира за стеной веселого пофигизма. Ученые, которые вели образ жизни маргиналов и городских сумасшедших.

С годами их ряды поредели. Кто-то из них спился, кто-то под влиянием обстоятельств кардинально изменил образ жизни, "остепенился". Некоторые до сих пор пытаются оставаться вечно молодыми и вечно пьяными. Но их эпоха уже ушла. Не только в вузах, но и в библиотеках и музеях наступила пора тотальной бюрократии, с которой они попросту несовместимы. Крошечные зарплаты и хроническое безденежье эти люди могут пережить легко, формализм и многочисленные мелкие ограничения - нет.

"Вечно молодых, вечно пьяных" становится все меньше. И это немного грустно - со всех точек зрения. Потому что на их место в вузах, музеях, библиотеках очень часто приходят серые посредственности, невежды, готовые заполнять бумажки, но не готовые реально работать и творить, а то и просто сумасшедшие с нулевыми способностями и манией величия. Волна бумаг приносит с собой законы рынка: туда, где платят меньше, чем в "Макдональдсе", будут приходить те, кого даже в "Макдональдс" не берут. И сегодня, проходя через Румянцевский садик, уже не услышишь краем уха громкий спор о метафизике Гегеля или вооружении австрийской пехоты при Маренго.
Tags: жизнь
Subscribe

  • Страна с пониженной социальной ответственностью

    Читаю книгу моего московского коллеги В.С. Дударева "Бисмарк и Россия, 1851-1871". Не могу не поделиться прекрасным. Бисмарк продолжал доказывать,…

  • Алег и Влад

    Ко вчерашнему Дню знаний. На фото - чуть более чем полностью неудачная попытка с моей стороны продиктовать, а со стороны девочки-администратора…

  • Бары и конфедераты

    Алгоритм Фейсбука перевел "Песню участников Барской конфедерации" как "Песня конфедератских баров". Впрочем, "барские конфедераты" тоже было бы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments

  • Страна с пониженной социальной ответственностью

    Читаю книгу моего московского коллеги В.С. Дударева "Бисмарк и Россия, 1851-1871". Не могу не поделиться прекрасным. Бисмарк продолжал доказывать,…

  • Алег и Влад

    Ко вчерашнему Дню знаний. На фото - чуть более чем полностью неудачная попытка с моей стороны продиктовать, а со стороны девочки-администратора…

  • Бары и конфедераты

    Алгоритм Фейсбука перевел "Песню участников Барской конфедерации" как "Песня конфедератских баров". Впрочем, "барские конфедераты" тоже было бы…